Понедельник, Сентябрь 23, 2019
Главная > Экономика > Украина > Эксперты разбирались кому достанется украинский титан после экстрадиции Фирташа

Эксперты разбирались кому достанется украинский титан после экстрадиции Фирташа

Эксперты разбирались кому достанется украинский титан после экстрадиции Фирташа

В США очень недовольны, что российские партнеры олигарха годами водили за нос американский бизнес

Федеральное бюро расследований США 25 июня выиграло в Верховном суде Австрии дело об экстрадиции главы швейцарского холдинга GDF и самого богатого выпускника Харьковской Академии МВД Дмитрия Фирташа. Впрочем, украинскую сторону в этом контексте заботит не столько судьба олигарха, сколько вопрос, кому он передаст в управление свои многочисленные украинские активы на период задержания, пишет Опенвики ссылаясь на УБР.

Кроме того, тревожит Киев и весьма вероятное ухудшение работы основного покупателя украинского титанового сырья – американо-российской компании Ural Boeing Manufacturers (UBM). Российский соучредитель которой, государственная корпорация «Ростех», а также глава Сергей Чемезов уже давно находятся под американскими санкциями.

Деловой партнер Чемезова и глава швейцарской Coalco Василий Анисимов в 2015 году вносил за Фирташа залог в размере $125 млн. Эта сумма в тот момент составляла примерно половину от всего капитала украинского олигарха по оценкам Forbes. Хотя еще в 2013-м украинский «Фокус» оценивал активы GDF в $3,3млрд.

Что на кону

Основные активы холдинга GDF, если их ранжировать по прибыльности, сосредоточены соответственно в отрасли добычи редких металлов, аренде государственных сетей газоснабжения, и во владении химическими азотными комбинатами. Сырьевой костяк холдинга составляют три крупных ГОКа в Житомирской и Днепропетровской областях. Они добывают руды с содержанием титана и сопутствующих редких металлов.

Надо отметить, что редкоземельная часть бизнеса GDF наименее публична. Она и до суда в Австрии была практически засекреченной. А после того, как в 2015 году истекли сроки соглашения с государством по недорогой аренде крупнейших в Европе титановых «Вольногорского ГМК» и «Междуреченского ГОК», она и вовсе ушла в глубокое подполье.

Дмитрий Фирташ вернул государству эти активы, однако сумел оставить себе предприятия, добывающие редкие металлы по периметру этих ГОКов, а также, ввел в строй новый ГОК по добыче редких металлов в Днепропетровской области.

Химические активы холдинга включают комбинаты «Азот» в Ровно и Черкассах, компании-трейдеры завода «Сумыхимпром», а также, завод отбеливателей «Титан» в оккупированном Крыму.

До задержания Фирташа в Австрии стратегия развития GDF в химическом секторе была самой бесхитростной. И заключалась в передаче в залог российскому «Газпромбанку» азотных активов с тем, чтобы затем передать их непосредственно «Газпрому» или его аффилированным компаниям в ЕС. Сейчас, когда операции группы «Газпром» формально заблокированы санкциями Украины и США, химические активы GDF могут пойти по пути калушского концерна «Карпатнефтехим». Их попросту могут передать из рук прямого российского капитала местным лояльным инвестиционным посредникам. И экстрадиция главы GDF в США может существенно укорить этот процесс.

Газа много не бывает

При этом газоснабжающие активы холдинга контролируют более 60% распределения газа в стране. Они сосредоточены в холдинге РГК, которым управляет бывший глава правления государственной компании ГАК «Полиметаллы Украины» Анатолий Притыка.

РГК объединяет 20 компаний-операторов региональных сетей газопроводов:

  • Винницагаз.
  • Волыньгаз.
  • Днепрогаз.
  • Днепропетровскгаз.
  • Житомиргаз.
  • Закарпатгаз.
  • Запорожгаз.
  • Ивано-Франковскгаз.
  • Киевоблгаз.
  • Криворожгаз.
  • Львовгаз.
  • Николаевгаз.
  • Ривнегаз.
  • Сумыгаз.
  • Тисменицагаз.
  • Харьковгаз.
  • Харьковгоргаз.
  • Хмельницкгаз.
  • Черновцыгаз.
  • Черниговгаз.